?

Log in

Jun. 9th, 2012

Страны, в которых разрешены наркотики

Австралия
В настоящее время законодательство в отношении применения марихуаны значительно отличается в разных штатах Австралии. Так, в Западной Австралии разрешено хранение и частное использование небольшого количества марихуаны (до 2 растений, за превышение - штраф до $150), в Австралийской столичной территории разрешено хранение до 25 грамм (за превышение - штраф $100), в Южной Австралии, Новом Южном Уэльсе и Тасмании хранение гашиша также считается нарушением достаточно несерьезным (штраф $150-300), а вот в Квинсленде за хранение даже небольшого количества марихуаны по закону 1987 года можно угодить за решетку на срок до 15 лет.

Англия
Больше не подлежат аресту люди, употребляющие марихуану. Вместо этого полисмен обязан отобрать у наркомана травку и сделать внушение. Эксперты всерьез задумываются о том, чтобы полностью легализовать хранение и употребление «легких» наркотиков.

Аргентина
Верховный суд Аргентины исключил из списка уголовно наказуемых статью за хранение марихуаны в небольших размерах, подчеркнув, что правительство будет бороться с наркоторговцами и пытаться вылечить употребляющих зелье, а не отправлять их в тюрьму. К сожалению, точное разрешенное количество марихуаны найти не смогла.

Бельгия 
В 2003 году парламент принял закон о легализации слабых наркотиков. Однако потребитель марихуаны будет преследоваться по закону, если в результате он нарушит общественный порядок. Запрещено курение в общественных местах, хранение более 3 грамм или продажа. Разрешено применение каннабиса (конопли) в медицинских целях.

Германия 
Потребление медицинского каннабиса является законным, хранение небольших количеств трактуется по-разному в разных федеральных землях. В большинстве случаев владение менее 5 г марихуаны не преследуется. С ноября 2007 года некоторые пациенты начали получать в виде исключения разрешение на использование медицинской марихуаны из местных органов здравоохранения.

Канада 
В стране можно легально выращивать и курить коноплю, правда для этого курящий должен получить заключение врача о том, что он серьезно болен и специальное разрешение правительственных органов.
Разрешение выдается неизлечимо больным, страдающим различными формами онкологических заболеваний, СПИДом, артритом и рассеянным склерозом.
Вот это я понимаю, социальная забота государства. :) Если ты скоро сдохнешь, то не помогут тебе никакие социальные сети для больных раком, а вот косячок — вполне себе отвлечет.

Мексика 
Закон разрешает хранение и транспортировку 2 граммов опия, 50 миллиграммов героина, 5 граммов марихуаны, 500 миллиграммов кокаина, 40 милиграммов метамфитаминов и 0,015 миллиграммов ЛСД (!!).
Уголовному преследованию будут подвергаться только те лица, у которых обнаружены наркотики, превышающие установленные нормы. В отношении людей, которые были задержаны с наркотиками для "личного пользования", но не превышающие установленные законом нормы будут приниматься меры профилактического характера. В частности, им будет предлагаться добровольное и бесплатное лечение от наркотической зависимости. Если же один и тот же человек попадется трижды, то лечение для него станет принудительным.

Нидерланды 
Хранение "легких" наркотиков в объеме не более 30 г не преследуется законом, любые же операции с "тяжелыми" наркотиками сурово караются. В крупных городах Нидерландов, таких как Амстердам, Роттердам, Гаага, Утрехт и других, открыты кофешопы, имеющие официальное разрешение на продажу марихуаны, галлюциногенных грибов и прочих легких наркотиков. Организация лицензированных кофешопов была призвана оградить потребителей легких наркотиков от наркоманов, зависимых от тяжелых наркотиков.

США 
В США Федеральное правительство не признает никаких законных оснований для использования марихуаны. При этом с 1996 года Аляска, Калифорния, Колорадо, Гавайи, Мэн, Невада, Орегон и Вашингтон приняли законы, разрешающие использование марихуаны в качестве лечебного средства. В некоторых штатах США (Мэриленд, Нью-Мексико, Род-Айленд, Вермонт) это разрешено с различными оговорками. Национальный институт здравоохранения США также в своих рекомендациях рекомендовал использование каннабиса при некоторых заболеваниях.

Чехия (моя любимая)  
Гражданам Чехии разрешено иметь при себе: до 15 граммов марихуаны, до четырех таблеток экстази, двух граммов амфетамина, полутора граммов героина, одного грамма кокаина. Разрешается также выращивать в домашних условиях до пяти кустов конопли и 40 галлюциногенных псилоцибиновых грибов. Уголовное наказание за хранение вышеприведенного количества наркотических средств отменено. Европа в шоке.

Швейцария
Наркоманы могут официально купить героин по рецепту. Марихуана, тем не менее, запрещена.

Напомним, что в России употребление марихуаны является административным правонарушением, караемым штрафом. В соответствии с действующим законодательством преступлением могут быть приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических веществ без цели сбыта. Решающим фактором является размер - преступлением является начиная с т. н. «крупного размера». Крупный размер утверждаются Правительством РФ и после 7 февраля 2006 г составляет 6 граммов для марихуаны (каннабиса) и 2 г для гашиша (УК РФ, статья 228).
Административная ответственность устанавливается Кодексом об административных правонарушениях (КоАП). Употребление наркотических веществ без назначения врача согласно статье 6.9 влечёт наложение штрафа от 500 до 1000 рублей, либо административный арест на срок до 15 суток, а если это происходит в общественных местах - то по статье 20.20, от 1000 до 1500 рублей.
Поэтому не употребляйте наркотики. Наркотики это плохо.
Источники для более подробного ознакомления:
http://www.dislife.ru/flow/theme/11945/
http://www.ria.ru/spravka/20110603/383694171.html

May. 4th, 2012

Обыкновенная мухоловка

Обыкновенная мухоловка (лат. Scutigera coleoptrata). Выглядит она так.




На первый взгляд, она ебать какая страшная и мерзкая.




Но на второй взгляд она ЕБАТЬ БЛЯТЬ ПИЗДЕЦ ГДЕ ТАПОК МОЛОТОК КУВАЛДА какая страшная.
Как только я прочитала, что в длину она достигает 30-60 мм, сразу бросилась смотреть на линейке, сколько это. Оказывается, немного (фух). Примерно столько: ....................................................
Информация из Википедии: мухоловка — животное хищное, охотится на мух, тараканов, термитов, пауков, чешуйниц, блох, моль и других мелких членистоногих. Мухоловки убивают свою добычу путём впрыскивания яда, а затем съедают.
(суровое фото)




Вообще, пишут, что она для человека и прочей домашней скотины безобидна, хотя может и укусить в целях самозащиты. Из-за того, что ловят вредителей, считаются полезными, хотя многие убивают их из-за неприятного внешнего вида. Ну ещё бы.
Будь она раза в три больше, у неё были бы все шансы стать моим главным страхом.




UPD. Комментарий от Ромы:
Информация о которой вряд ли написано где, так сказать из первых рук - если енту херь раздавить, так чтоб только ноги остались, ноги эти будут дергаться оочень долго. Вплоть до нескольких часов.
        Комментарий от Ромы 2:
Укусить мухоловка человека не может, хитин ее панциря очень тонок, а мышцы слабы. Т.е. прокусит она только очень нежную кожу. Но у нее есть другая, очень неприятная черта.
Как и у большинства насекомых, у нее "внешние" обонятельно-осязательные органы, ну типа усы. Они же одновременно и вкус чуят. Так вот эти отростки покрыты весьма аллергенной херней. И когда она бегает, она щупает ими землю. Т.е. пробежит по коже и пощупает ее. И может вызвать достаточно сильную аллергическую реакцию, сродни ожогам. Сам видел как после пробежки этой твари по руке остаются красные полосы. Суть безвредно, но в сочетании с ее внешним видом архи противно.

(Орфография исправлена, пунктуация сохранена).

Ну и напоследок зачётный креатив, мне нравится.





Mar. 20th, 2012

(no subject)

Удалила всю эту сопливую бездарную хрень без права на восстановление.
Ибо нечего себя жалеть.
С праздником, дорогие текстильщики.

Mar. 18th, 2012

Бред.

Ты быстро уснёшь,
А я в темноте
Рисую фломастером
Следы на руке.

В унылой бессоннице,
В полуночной тоске
Рисую фломастером
Следы на руке.

Не видя ни линий,
Ни пятен, ни снов,
Рисую фломастером
Крышки гробов.

Не нужно тревог,
Впечатлений, идей.
Для крышек гробов
Найти бы гвоздей.

Mar. 4th, 2012

(no subject)

Я давно перестала выкладывать сюда свои литературные потуги. Более того - я вообще перестала писать. Очень не хочется делать то, чего ты не умеешь, ибо это выглядит глупо. С другой стороны, умение приходит с опытом. И в то же время недоработанные, недодуманные и просто неинтересные вещи не хочется выкладывать на всеобщее обозрение. Как тогда узнать, добился ты всё же чего-то на этом поприще или нет?
Артур говорил, что нужен "крючок" - мысль, которая зацепит, не даст бросить наполовину прочитанный текст. Кинг писал, что вдохновение (в пафосном смысле этого слова), "божественное озарение" - бред собачий, ты должен четко представлять себе, что ты хотел сказать. Но чем больше думаешь над этим, тем глубже уходишь в дебри собственной мысли и в конечном итоге приходишь к выводу, что всё, что ты хотел написать - чушь и никому не нужно.
Остальные говорят: "Зачем ты всех слушаешь? Делай, как хочешь!" Но ведь я пишу не для себя. Всё, что я хочу сказать, я и так прекрасно знаю - голова-то моя.

Nov. 10th, 2009

Ещё сон


Как-то необычно он посмотрел на меня, хоть увиделись мы лишь мельком. Хотя, до этого мы не виделись  чёрт знает сколько времени, может, соскучился.  Хотя брось, как ОН мог по мне соскучиться? Это же бред…

Стоял солнечный зимний день и я неторопливо шла по направлению к школе. Дима, которого я и встретила по пути и который провожал меня довольно странным взглядом, так и не вылез у меня из головы до самой школы. Но зато внутри неё разум быстро заполнили другие мысли.

Вечером тишину и покой бесцеремонно потревожил раздражающий писк телефона.

- Да… - устало сказала я в трубку.

- Ксюш, это ты?

- Ну я.

- Это Дима.

Меня словно холодной водой окатило.  Я резко села на диване.

- Ты знаешь мой номер?

- Это было не сложно. В общем, я сегодня тебя увидел и весь день о тебе думал. Очень много думал…

- И что надумал? – с уже возвращающейся потихоньку иронией спросила я.

- Я вспомнил всё, что было у меня связано с тобой, хоть это и было так давно, что кажется, что и не было… Знаешь, ты мне очень нравишься.

Я закашлялась.

- Чего?

- Ты мне нравишься, - спокойно и, как мне показалось, обречённо повторил Дима.

- Ну ни фига себе…

- Вот так. Может, мы встретимся?

Я скептически посмотрела на сгущающиеся сумерки за окном.

- Поздновато уже.

- Да брось! Пожалуйста, я очень прошу.

- Ну ладно…

Всё ещё будучи озадаченной, я натягивала куртку в прихожей. Благо, родителей не было дома.  В последний раз глянула в зеркало, поправила волосы, выключила свет и вышла, захлопнув за собой дверь.

На улице шёл снег, но, к счастью, не сильный.  Сунув руки в карманы, я быстрым шагом отправилась на место встречи.

Его фигуру я заметила издалека. Не смотря на холод, он был без шапки и в расстёгнутой куртке.  Смотрел он задумчиво то куда-то вдаль, то себе под ноги.

- Привет, - сказала я, приблизившись к нему.

- Привет, - сказал он и улыбнулся. Его глаза буквально сияли, и мне стало немного не по себе.

- Куда пойдём?

- Давай просто прогуляемся…

Я пожала плечами в знак того, что мне всё равно. Мы пошли куда-то по тёмной улице, местами точечно освещённой тусклыми фонарями, в свету которых купались резко падающие снежинки.

- Чем ты сейчас занимаешься? – спросила я.

- Организация концертов в основном.

- И какие концерты организуешь в ближайшее время?

Дима многозначительно улыбнулся.

- Это уникальный концерт…  Гвоздём программы будет возможность три минуты послушать настоящего Курта Кобейна.

От неожиданности я даже остановилась.

- Послушать КОГО?

- Курта Кобейна.

- Но он же умер!

- Естественно он умер.  Петь будет его двойник. Точная копия. Клон.

Я потрясла головой от обилия неперевариваемой информации.

- Что ещё за двойник? Где ты его взял?

- Мы его создали.

- Что значит, создали? В лаборатории, что ли?

- Знаешь, подобные секреты обычно не разглашаются.

Я всё ещё была ошеломлена.

- И где сейчас этот двойник?

- В одном хорошо защищённом месте, откуда ему не выбраться до концерта.

- Нда… - потянула я. – Это что-то невообразимое просто.

- Да. На это мы и рассчитываем. Мы не рекламируем именно этот момент шоу, специально, чтобы оставить публику и прочих озадаченными. Но я уверен, Курта узнают все.

Я вздохнула.

- Чего ты? Это же весело! Хочешь поехать?

- Да, это было бы здорово. Посмотреть на практически ожившую рок-легенду – такая возможность даётся не каждый день.

- Клёво! – радостно воскликнул Дима. – Я с радостью тебя свожу.

- Спасибо, - тихо проговорила я.

- А может, прямо сейчас?

- Что прямо сейчас? – не поняла я.

- Поедем прямо сейчас в Москву! Я на машине, за ночь доберёмся. Я там квартиру снимаю, можешь там остановиться.

Я оторопела.

- Ты хоть понимаешь, что несёшь вообще? У меня же родители! У них же инфаркт будет! Как я могу вот так вот всё бросить и поехать?

Дима просто молчал и улыбаясь смотрел на меня. Я была в замешательстве.

- А когда концерт? – нерешительно спросила я.

- Послезавтра. Всего на несколько дней. Позвонишь родителям, успокоишь, ну не поедут же они за тобой, не станут же искать тебя в многомиллионном городе.

Я колебалась.

- Давай, Ксюш! – почти заговорщически воскликнул Дима.

Я судорожно дёрнулась пару раз и выдавила:

- Ладно!

- Ура! – Дима от радости даже обнял меня.  – Я безумно счастлив, что ты составишь нам компанию.

- Нам?

- Ну да. Дело в том, что двойник сейчас здесь, со мной, поэтому я везу его с нами.

Я с сомнением поглядела на Диму.

- Да не беспокойся ты, всё будет окей! – сказал он, обнял меня за плечи и решительно куда-то повёл.

Через полчаса мы стояли около его дома. Я скучающе рассматривала окна дома, пока Дима выводил из квартиры того самого двойника. Честно говоря, мне было немного страшновато, даже жутко.

Наконец, из подъезда показались две тёмные фигуры. У меня что-то сжалось внутри. Дима приблизился и я смогла рассмотреть его спутника. К тому же, он вдруг поднял на меня глаза.

Я почувствовала, что моё тело леденеет. Это действительно была точная копия Курта Кобейна. У меня мурашки по телу побежали по телу от его взгляда. Тяжёлый, полный какой-то неведомой злости, этот взгляд обдал меня словно колючий ледяной ветер. Я поспешила отвернуться и сесть в машину.

Однако, к моему изумлению, на место водителя сел клон, а Дима, как будто с готовностью, устроился на заднем сидении. Я хотела было пересесть, но двойник уже завёл машину и резко тронулся с места. Мне осталось только обречённо пристегнуть ремень, чего, к моему удивлению, двойник не сделал.

Пусть он и не смотрел на меня, мне всё равно было не по себе. Я видела только его светлые непричёсанные волосы и резкий профиль. Он смотрел вперёд так напряженно, что казалось, что он там что-то высматривает. От него словно исходили волны ужаса, который он вселял в меня. Интересно, ощущает ли Дима то же самое?

Через час моё нервное напряжение достигло предела и я почти крикнула:

- Останови машину!

Двойник, как будто нехотя, нажал на тормоза.

Я нетерпеливо вылезла из машины и открыла заднюю дверь. Дима почти не удивился моему поступку. Я села поудобнее и облокотилась на его плечо. Он обнял меня и машина снова тронулась.

Через какое-то время я почти уснула на плече у Димы, как вдруг почувствовала резкое увеличение скорости машины. Я с трудом разлепила глаза и посмотрела на приборную панель машины. Однако, очков на мне не было и я ничего не разглядела. Видела только чуть подсвеченные уличным светом волосы двойника. Мне снова стало страшно. Скорость явно увеличивалась с каждым мгновением.

- Что ты делаешь? – испуганно спросила я у клона. Он не ответил.

Я почувствовала только сильный удар, меня подбросило и сильно стукнуло обо что-то головой. Потом в глазах потемнело и…

- Ксюш?

Я неуверенным движением век раскрыла глаза. Дима как будто бы сильно не пострадал. Я попыталась подняться.

- Что случилось? – хрипло спросила я.

- Авария… Мы врезались в другую машину.

Я с трудом вылезла из автомобиля, благо, задняя его часть особо не пострадала. Где-то на другой стороне шоссе виднелась вторая покореженная машина.

- Что будем делать?

- Даже не знаю. Дело в том, что двойник исчез.

- Как исчез?

- Вот так. Его не было в машине, когда я очнулся.

- Но как… Он же сидел на водительском месте, он должен был пострадать больше всех!

Дима лишь промолчал и пожал плечами.

- Надо как-то добираться до города, тут опасно ночью оставаться.

- Мы что же, бросим здесь машину?

Дима снова промолчал.

- Втянул ты меня… - пробормотала я.

В город мы вернулись на попутке только к утру. Подвезли нас к диминому району. Расплатившись, мы вылезли из автомобиля и я, так как делать мне уже было нечего – никакой транспорт ещё не ходил, поплелась за ним. Однако, меня терзало какое-то странное предчувствие беды, будто авария – это ещё не всё…

Мы молча шли к его дому. Дима держал меня за руку и напряжённо думал о чём-то своём. Ещё бы, у него были настоящие проблемы – потерял уникального двойника, разбил машину. Чудо, что сам жив остался…

Когда мы подошли к дому, у меня что-то больно кольнуло внутри. Что-то было не так. И вдруг на меня нашло озарение. Страшное озарение.

- Нет… - прошептала я, сильно сжав димину руку.

Почти во всём подъезде, где жил Дима, и в нескольких соседних были выбиты стёкла. Через окна верхних этажей было видно розовеющее утреннее небо. Я отшатнулась. Это было похоже на кошмар.

Что было с Димой, даже описать сложно.  Подумать только, несколько часов назад он покинул свой родной дом, а вернулся – и он взорван…

Дима сорвался с места и, всё ещё на что-то надеясь, кинулся в подъезд, по разрушенной лестнице на свой этаж. Мне ничего не оставалось, как следовать за ним.

Сама квартира была целой, но внутри неё… Это был ужас. Обвалившийся потолок, разрушенные стены, погребённые под ними тела… везде было пыльно, стоял немыслимый запах, смешавший в себе запах гари, мёртвой плоти и чёрт знает чего ещё. Дима стоял как громом поражённый.

Внезапно я заметила за его спиной чей-то силуэт. Тронула его за плечо. Дима обернулся.

За его спиной стоял тот самый двойник. На его лице было невообразимое выражение, смесь торжества, злобы, ненависти. У меня снова мурашки побежали по коже. Я прижалась к Диме.

Внезапно клон сделал какое-то непонятное движение рукой. Что-то стукнулось об пол прямо под нашими ногами. Я боязливо опустила взгляд вниз и окоченела.

Это была граната.

Самая настоящая граната.

Без чеки.

И где двойник мог взять её, сейчас меня беспокоило в последнюю очередь, хотя такая мысль молнией и сверкнула у меня в мозгу.

Дима тоже увидел.

Не знаю, каким порывом он был ведом, но он дёрнулся с места и рыбкой нырнул в разбитое окно. Плохо соображая, что делаю, я скакнула за ним.

- Ну и за что ты собираешься ухватиться? – крикнула я, пытаясь перекрыть голосом ветер, стоявший в ушах.

- За твою руку.

 

Sep. 3rd, 2009

Сон


Я выглянула в грязное окно на улицу. Машины милиции были нагромождены у дома, прямо как в какой-нибудь игре, где искусственный интеллект оставляет желать лучшего. Машины гудели сиреной, сверкали сигнальными огнями. Вокруг них высыпали милиционеры, каждый с пушкой наготове. Мне показалось, что это как два разных мира: тихое безмятежное спокойствие заброшенного дома и суета на улице.  Я отошла от окна, пока люди снаружи меня не заметили и не пристрелили. В доме было тихо: все разошлись и затаились в углах с оружием наготове. Я вернулась в комнату к Артуру.

- Они окружили нас, - сказала я. Впрочем, он сам наверняка об этом догадывался.

Артур кивнул. Я села на диван рядом с ним. Сложив руки на коленях, я молча глядела в пол. Артур встал с дивана и подошёл к ящикам в углу тёмной комнаты.  Я поглядела на Настю. Она тоже сидела молча, задумчиво глядя в пустоту. Мне было не по себе. Мы все знали, чем это закончится, но сейчас, когда наступил момент краха, мне стало страшно.

- Все понимали, что это закончится именно так, - сказал Артур, подойдя ко мне. – Я знал, что это ненадолго, что мира никто не вытерпит.. Им надо развязать войну, надо обвинить нас в аморальности, в насилии. Они ведь потом в новостях скажут, что мы тут чуть ли не ритуалы кровавые проводили, приносили в жертву участников общины…. Я знаю, что будет так. Если мы сдадимся, они заставят нас во всём признаться. Будут пытать до тех пор, пока мы не взвалим на себя все их беспочвенные и жестокие обвинения. Да что я говорю, ты сама всё знаешь.

Я кивнула. Артур протянул мне револьвер.

- Пока они будут пытаться проникнуть в дом, вам нужно будет защищаться. До последнего.

Я взяла револьвер, обжегший мою руку своим стальным холодом. Артур  молча смотрел на меня.

- Ты ведь не будешь молиться? – с лукавой улыбкой спросил он.

Я тоже улыбнулась. Помотала головой. Затем встала с дивана, ещё раз взглянула на него и вышла.

Это старое, давно заброшенное, но ещё крепкое здание стало настоящим домом для общины, состоящей примерно из тридцати человек. Самые разные возраста, интересы, общественные положения… Они все хотели найти покой после этой мучительной, тяжкой войны. Мы как будто хотели создать для них утопию. Но те, кто вечно страдает от собственного неумения быть счастливыми, позавидовали нам, и захотели, чтобы мы тоже страдали. Но не так всё просто. Мы отказываемся страдать вместе с ними. Я отказываюсь!

Обшарпанные стены с облупленной краской и оборванными обоями, тёмные, веющие страхом коридоры и комнаты, забытые прежними хозяевами вещи – всё это стало нам почти родным  в заброшенном доме. Даже пауки на годами не мытых окнах стали казались знакомыми, когда я видела их. Разумеется, мы прибирались в доме, благоустроили его как могли своими силами, но общую атмосферу необитаемости, одиночества и страха решили оставить.

Я видела своих друзей. Они прижимались к стенкам, приглядываясь из-за занавесок к обстановке на улице.

- Они пригнали ОМОН, - шёпотом сказал мне Артём, мужчина лет тридцати, бывший офисный работник. – Дороги назад нет.

- Нет… - тихо повторила я и пошла дальше. Мне хотелось в последний раз оглядеть дом.

Трехэтажное заброшенное здание стояло практически в центре, но никто о нём не заботился, никто, включая администрацию города, не обращал на него внимания.  Мы решили устроить здесь что-то вроде пристанища для всех, кто устал от бесконечного кровопролития, от бед, от жестокости. Конечно, пришли не все, кто устал.. Только те, кто осмелился бросить вызов морали, порядкам, положениям… И кто готов был умереть за своё право на спокойное счастье.

Я почувствовала, как картина перед глазами расплывается, глаза наполняются влагой. Почему они так хотят, чтобы все страдали как они? Почему они так ненавидят себе подобных? Слёзы одна за другой текли по моей щеке. Мы просто хотели быть счастливыми здесь, вместе. Хотели немного покоя. Почему вы хотите нас убить за это?

Я знала, что обе входные двери надёжно заперты и заколочены, через них не пройти, даже если омоновцы будут пытаться выломать её. В каждой комнате дома сейчас есть как минимум два наших человека с оружием. Так просто мы не сдадимся. Мы уже устроили переполох в этом городе, осталось лишь завершить его красиво.

Я услышала удары. Они пытаются взломать дверь. Ничего не выйдет, подонки.

Я села на ступеньки лестницы, прямо напротив парадного входа. Здесь же были большие, но заколоченные ещё прежними хозяевами, окна. Здесь было темно, тихо, так что атмосфера была гнетущая. Я вытерла последние слёзы и стала ждать.

Послышался ещё удар, на этот раз в одно из окон. Потом ещё. Наконец, через несколько минут, доски разлетелись в щепки, я увидела голову одного из омоновцев в окне. Они доломали окно до конца и стали тихонько пробираться в дом.

У меня неожиданно промелькнула мысль, что я со своим револьвером мало что смогу сделать, ведь они в защите… Ну ничего, они тоже не станут пока стрелять налево-направо.

Они пока не видели меня. Их было пока трое, они стояли вместе, нервно оглядываясь. Чуяли подвох, наверно.

Внезапно они кого-то увидели в глубине комнаты и пошли туда. Я чуть приподнялась со ступенек, но пока не открывала себя.

Там был Игорь, молодой двадцатилетний парень. Он стоял молча и глядел прямо на омоновцев. Они подошли к нему, кажется, повалили на пол. Кажется, начали бить. Потом раздался выстрел. Стрелял Игорь.

Сразу после этого послышалась череда автоматных выстрелов. У меня закружилась голова. На звуки выстрелов, одно за другим выбивая окна, в дом начали врываться новые омоновцы. Я поняла, что могу не успеть вернуться назад, поэтому вскочила со своего места и бросилась вон из комнаты.

Омоновцы, вошедшие первыми, заметили меня и кинулись вдогонку, что-то выкрикивая. Я остановилась на секунду и выстрелила из своего револьвера, целясь в коленную чашечку одному из мужчин. Я не узнала, попала я или нет, а сразу убежала дальше. В огромном доме с путаным лабиринтом комнат мне было легко затеряться. Вторжение тем временем перешло уже на второй этаж.

Я вбежала в комнату Артура. Он всё так же сидел на диване, Настя уткнулась головой в его плечо. Тут было ещё темнее, но я уже давно привыкла ко мраку, поэтому прекрасно увидела в руке друга маленькое дистанционное устройство с одной-единственной кнопкой. По спине пробежали мурашки.

Я подошла и села рядом с ними.

- Ты боишься? – спросил он.

Я тихонько кивнула головой.

- Только трусы боятся смерти, героической смерти. Помнишь? А просто смерти боятся все, это нормально.

Его ободряющий тон немного успокоил меня.

- Когда община создавалась, я сказал, что если мы потерпим крах, то будет уничтожено всё. Мы все понимали, что рано или поздно это случится, никто бы не дал нам здесь жить спокойно. Мы пытались втолковать им, что не несём никакого зла, что наоборот, хотим помочь людям. Но нет, всё в пустую, им нужно лишь укрепить свою власть над людьми. Путём насилия. Что ж, они хотят насилия — они его получат. Мы не сдадимся без боя, ведь так?

-     Так, - сказала я дрожащим голосом. Настя тихонько всхлипнула. Артур обнял eё Я вздохнула.

- Подождем, пока побольше человек войдёт в дом, - сказал он. Я послушно кивнула.

Мы сидели молча, прислушиваясь к звукам стрельбы, ломающейся мебели, доносящимся из глубины дома. Я знала, что Артур не нажмёт кнопки, пока не начнут ломиться в эту комнату, последнее убежище. Знала, потому что он так пристально смотрел на дверь и на окна. Знала, потому что хорошо узнала его за то время, что мы жили вместе в этой общине.

Мне вдруг стало поистине страшно. Я только сейчас осознала окончательно, что жить мне осталось не больше десяти минут. Десять минут! Я сейчас умру. Меня затрясло. Мне захотелось крикнуть Артуру, чтобы он передумал, чтобы он дал нам возможность выжить, продолжить жить, ещё хоть чуть-чуть. Вырвать у него пульт – что может быть проще! И тогда мы выживем. Я выживу.

Я посмотрела на дистанционное устройство в его ладони. Моя рука дрогнула. Одно маленькое движение…

«…Героической смерти» - вспомнилось мне. Я замерла. Я трусила всю жизнь. Всю жизнь боялась ответственности за свои поступки, боялась платы, когда она была слишком велика. Сейчас плата – жизнь.

Стук раздался совсем близко. Дверь задрожала, но выдерживала.

«Решай быстрее!» - пронеслось в моей голове. Ну же – жить или умереть?

«Ты знала. Ты всё знала. Надеялась, боялась этого, но знала, понимала. Разумом понимала. Тогда почему боишься сейчас?»

- Пора, - сказал Артур.

«Или ты умрёшь трусихой или достойным человеком».

Артур взял меня за руку.

«Я горжусь тем что я сделала! Я могу умереть».

Дверь не выдержала, толпа людей ворвалась в комнату. Артур нажал на кнопку на пульте.

 

 

Взрыв.